Как сделать осётра горячего копчения


Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения



До полуострова Святой Нос мы добрались не сразу, осваивая восточную сторону Байкала постепенно, с каждой поездкой продвигаясь все дальше на север. Байкал хорош везде… Побывав на одном месте, думаешь, что нашел то, единственное, в которое захочется возвращаться снова и снова, но в следующий раз открываешь новые места, которые оказываются лучше предыдущих. Святой Нос с омывающими его Баргузинским и Чивыркуйским заливами пока остается для нас лучшим местом отдыха на восточной стороне Байкала.

Автомобильная дорога вдоль Байкала за прошедшие годы кардинально менялась от почти бездорожья до красивой современной трассы, которая начинается от Улан-Удэ и заканчивается в 15 км за Горячинском. Такие места отдыха, как озеро Котокель, Горячинск, Турка остались для нас в эпохе, когда еще не было цифрового фото, импортных машин и особых экономических зон, поэтому начнем наше путешествие с Баргузинского залива.

Баргузинский залив

начинается в середине восточного берега озера с Крестового мыса. Это самый большой и глубокий залив Байкала. Длина побережья от мыса Крестовый до мыса Нижнее Изголовье 90 километров.

Вдоль Баргузинского залива до Глинки идет песчано-гравийная дорога, перемежающаяся с разбитым асфальтом, который, похоже, никто не ремонтирует в ожидании масштабной реконструкции. В летнее время вся прибрежная полоса заполняется «дикими» лагерями с палатками, кострищами и тентами.

Вода в заливе с середины июля прогревается до вполне комфортной температуры, при которой очень приятно купаться.

Вдоль дороги оборудованы места для отдыха в виде красивых деревянных навесов со столами и скамейками.

Окрестные леса богаты грибами и ягодами. Встречаются подосиновики, подберезовики, белые грибы, грузди.

Леса удивительно чистые, грибы растут среди светло-зеленых лишайников, и их яркие шляпки видны издалека. Для грибников эти места — просто рай!

Ближе к берегу на песчаных дюнах растет интересная ягода — шикша. Это мелкие черные ягоды, растущие на кустиках, похожих на маленькие хвойники. Ягода не только съедобна, но и полезна, хотя используется только в народной медицине.

Первый крупный населенный пункт на Баргузинском заливе — Максимиха. Поселок полностью стал курортным местом, в нем много баз отдыха, гостевых домов и, соответственно, туристов. Любители «дикого» отдыха, типа нас, проезжают его мимо. Сразу за Максимихой находится парк-музей «Светлая поляна», похожий на этнографический музей под открытым небом, сделанный в виде острога 17-го века. Забор из бревен со сторожевой башней и старорусские архитектурные луковицы деревянной церкви, выглядывающие из-за частокола, совсем не напоминают турбазу. Однако это туристический комплекс, открытый для отдыхающих. Посетить его нам не удалось, так как он работал с определенного времени.

Километра через три-четыре слева от трассы находится турбаза «Максимиха». Мы заехали на турбазу в июле 2015 года просто переночевать, не хотелось ради одной ночи ставить палатки. Нас заселили в комнату старого корпуса с обоями тридцатилетней давности и удобствами на улице, стоило это удовольствие 700 руб. за место. Пока мы заселялись, стемнело, и осматривать базу мы пошли в полной темноте с фонариками. Я никогда не забуду этого странного ощущения — казалось, что мы, как в фантастическом фильме, перенеслись в 60-е: старые и очень давно нежилые здания столовой, клуба, танцплощадки… На окнах сквозняк шевелил занавески, и казалось, что вот-вот в заброшенных зданиях появятся люди, заиграет музыка, и мы никогда не сможем выбраться из этого странного места в наше реальное время. Днем все выглядело не столь фантастично, но не менее удивительно, везде царила атмосфера первых пятилеток и соцреализма.

Вокруг была полная чистота и порядок, ну, а пляж… это был просто изумительный пляж, наверное, самый лучший из тех, которые мы видели на восточном побережье.

Песчаный, безлюдный, теплый, я назвала его «пляжем Карон»… Из воды не хотелось выходить.

В прозрачной воде плавали рыбки и солнечные блики.

Мы обошли все побережье в обе стороны и решили, что хотим остаться в этом удивительном месте еще на одну ночь.

Пока мы гуляли, в соседнюю с нами комнату заселили группу китайских туристов. Первое время мне было даже стыдно за державу, в которой иностранные туристы вынуждены отдыхать в таких необустроенных местах. Помню, как нелепо выглядела китайская девушка в коротеньком персиковом плаще и туфлях на высоких тонких каблучках, пробирающаяся по мокрой земле к уличному побеленному туалету с дыркой. Но, тем не менее, китайцы выглядели очень довольными, и мое «Ни Хао!» (здравствуйте) совершенно расположило их ко мне. Они купались в Байкале, свободно гуляли по огромной территории турбазы, а вечерняя трапеза на берегу озера с шашлыками, омулем и русской водкой привела их в полный восторг.

Безусловно, это место, несмотря на полное отсутствие комфорта, стоит того, чтобы остановиться в нем на некоторое время.

После Максимихи разбитая асфальтированная дорога поворачивает к озеру Духовому и идет вдалеке от берега к Усть-Баргузину. Примерно за 11 км до Усть-Баргузина опять начинается новая отличная дорога.

До 2013 года в Усть-Баргузине была паромная переправа.

Маленький катерок таскал паром по реке, причем автомобили упаковывались на пароме с такой ювелирной точностью, что порой становилось страшно на них смотреть.

Теперь через реку Баргузин построен хороший мост, и проезд на Святой нос стал возможен в любое время суток. Этот мост стал настоящим спасением для местных жителей и туристов, избавив их от изнуряющей и конфликтной очереди на паром.

Перед мостом лавки, где продают рыбу и кое-какие продукты. Омуля горячего копчения мы там ни разу не видели, но зато всегда можно купить сига, которым на федеральной трассе практически не торгуют. Малосоленого сига нужно брать обязательно, это изумительно вкусная рыба, просто тает во рту!

А еще там продают беляши с омулем. Покупая рыбу, мы незаслуженно не обращали на них внимания, но в прошлом году купили один беляш на двоих для пробы и очень пожалели, что взяли так мало!

Переехав на другую сторону реки Баргузин, сворачиваем налево в «». На въезде в парк находится КПП. Здесь выдается пропуск, который проверяют на выезде и берут плату за пребывание в национальном парке.

От устья Баргузина на северо-запад тянется идеально правильная песчаная коса, которая упирается в горный массив полуострова Святой Нос. Это самый крупный полуостров на Байкале, на бурятском языке называется Хилмен хушуун, что означает «морда осётра». Если смотреть на карту, то соединен с материком узкой перемычкой. Сам полуостров — горный массив, средняя высота около 800 метров над уровнем Байкала. По геологическим меркам совсем недавно, всего несколько тысячелетий назад, полуостров был островом и не был связан с материком. Байкальские шторма и реки, впадающие в Байкал южнее острова, постепенно создали между материком и островом песчаную косу.

Первые километров пять дорога неплохая, можно ехать со скоростью 60 км/ч. По правую сторону дороги озеро Бормашово. В озере много планктона, водится щука и огромные окуни.

На этом озере, защищенном от байкальских ветров, останавливаются туристы для спокойного отдыха, Можно купаться в озере, ходить пешком на Байкал, где много хороших пляжных мест, загорать, ловить рыбу…

А можно просто интеллектуально отдыхать, пользуясь сосновыми шишками для разгадывания логических задачек.

После озера Бормашово дорога становится хуже, но проезжают по ней машины любого класса. Главное, не сворачивать с дороги в песок, иначе потом придется долго откапываться. Вокруг дороги песчаные барханы с растущими на песке цветами и карликовыми кедрами, стелющимися по земле.

Ближе к горной гряде Святого носа, там, где дорога проходит совсем рядом с Баргузинским заливом, места отдыха оборудованы лавочками и столами, по правую сторону дороги установлены туалеты. Отдыхающие складывают мусор в специально отведенных местах, а специальный трактор с прицепом периодически собирает их и увозит. Только вот ненасытные жирные чайки часто опережают уборщиков и разрывают пакеты, разбрасывая мусор.

Закаты на Святом носе удивительно хороши!!

Местность Глинка (Баргузинский залив)

Песчаные пляжи продолжаются до местности Глинка. В этой месте, расположенном у подножия Святого носа, основная дорога почти под прямым углом поворачивает от берега и через перешеек идет на Монахово к Чивыркуйскому заливу, а узкая проселочная дорога продолжает идти вдоль берега километра два и заканчивается тупиком, дальше — только пешеходная тропа.

В этом месте мы разбиваем лагерь и из него поднимаемся на самую высокую точку Святого Носа — гору Маркова.

Берег в Глинке крупногалечный, не очень удобный для купания, но вода достаточно теплая.

В некоторых местах камни покрыты слюдой и смотрятся на солнце золотыми самородками.

Вдоль дороги — заросли иван-чая и ромашковые полянки.

В лесках рядом с заливом много грибов, причем, кажется, что они вырастают буквально за ночь, мы их собирали каждое утро в одних и тех же местах.

От Глинки по краю Святого Носа идет тропинка, по ней очень приятно прогуляться вглубь полуострова. Встречаются красивые ручьи, заросли разных деревьев, а порой и рыбаки-отшельники, у которых можно выменять за водку или какие-нибудь продукты свежую рыбу. Вот этот огромный сиг достался нам практически даром… почти подарок за банку тушенки и задушевную беседу.

Однажды по этой тропе к нам неожиданно вышел рыбак с телефоном в руках, и на наш вопрос, откуда и куда он идет, буднично ответил, что его стоянка километров в шести от нас и что он идет подзарядить сотовый.

Местность Глинка знаменита еще тем, что здесь находятся останки сгоревшей турбазы.

Это была не просто турбаза, а туристический комплекс европейского уровня, одним из партнеров проекта был бельгийский бизнесмен-миллионер. Проект был готов в 1989 году, здание было построено очень быстро, уже шел отбор персонала для учебы в Европе, и прорабатывался вопрос доставки туристов: на лошадях с проводниками, на европейских автобусах, которые предоставлял бельгийский партнер, и на вертолетах. Но местные жители в те времена с недовольством относились к этому строительству, и еще до появления первого туриста база полностью сгорела. Причина пожара неизвестна, но одна из главных версий — поджег. Сейчас на месте турбазы стоят только каменные стенки и осколки мраморных лестниц, поросшие травой и цветами.

 

(Святой Нос)

От местности Глинки по пешеходной тропе можно подняться на вершину полуострова (1877 м), откуда открываются живописные виды на Баргузинский и .

Название тропы подъема — «Тропа испытаний», и она на самом деле оправдывает свое название!

Первые 2-3 км тропа идет по достаточно ровной местности, постепенно набирая высоту. Затем угол подъема увеличивается, и идти становится труднее.

Тропа идет по осыпным склонам, а затем по кедровому стланику. Не знаю, как сюда ходят люди с рюкзаками, мне кажется, что это очень нелегко. Мы берем с собой только воду, так как на всем протяжении пути ее не встретишь. Порой сквозь деревья видна коса Баргузинского залива. Вид, как через иллюминатор самолета!

Примерно через две трети пути, на границе леса, среди камней стоит деревянный крест и тур.

Многие туристы, устав от резкого подъема, не решаются идти дальше, ведь до вершины Святого Носа еще полтора часа пути. Но подняться на вершину (вернее, плато) нужно обязательно. Тропа туда не очень крутая, идет по каменным россыпям и зарослям кедрового стланика.

Розы на камнях…

Подъемы чередуются небольшими спусками, за это время можно перевести дух.

В жаркий солнечный день идти, конечно, нелегко. Солнце палит нещадно, спрятаться в тени негде.

Часа через полтора после креста наконец-то доходим до вершины. Первое чувство — восторг от того, что мы это сделали!!!

Человека, который поднялся сюда впервые, охватывает изумление — ведь обычно, забравшись на вершину, награждаешь себя обзором на все четыре стороны, а здесь же оказываешься на огромном ровном плато c низкой редкой растительностью.

 

С плато открывается дикая, абсолютно невероятная красота лежащего внизу ландшафта: ровная песчаная полоса Баргузинского залива, блестящие капли болот, огромное озеро Арангатуй, , заострённые пики Баргузинского хребта и маленькие острова, разбросанные по свинцовой глади Байкала…

Наградой за все испытания служат маленькие озерца, которые можно найти недалеко от точки подъема.

Несмотря на то, что они выглядят, как болотца, вода в них чистая, холодная и очень вкусная!

Вид вокруг просто завораживает! Валуны, влажные мхи, стелющиеся коряги, белые пятна снежных линз и ощущение очень близкого неба... Моя мечта — остаться здесь на ночь и всю ночь смотреть на звезды! Но… для этого нужно идти с рюкзаками (ведь ночи на плато очень холодные), а это не для таких туристов-любителей, как мы.

В 1981 году в результате столкновения с горой на полуострове Святой Нос потерпел , выполнявший рейс по маршруту ———. В результате авиакатастрофы погибли 48 человек. На месте катастрофы стоит крест с памятной доской.

На вершине выложен каменный тур.

Спуск с горы — дело не менее сложное, чем подъем. Перед крестом нужно быть осторожными и внимательными. Чтобы не потерять тропу, нужно держаться левой стороны, ближе к гребню, потому что есть еще одна тропа, которая уводит с гребня в ущелье и спускаться по ней очень трудно. В конце пути нас ждет живительный Байкал, и радость от того, что все трудности пути позади и тропа испытаний пройдена!

Летом 2011 года на Святом Носе был разрушительный лесной пожар, в результате которого «Тропа испытаний» пострадала до неузнаваемости. Большую часть лета 2011 года тропа была небезопасна и закрыта для посещения туристами. Сначала непосредственно из-за пожара, а потом, из-за высокого риска пострадать от падения подгоревших деревьев. В настоящее время тропа расчищена от упавших и потенциально опасных деревьев, и сотни туристов снова поднимаются на самую высокую точку Святого Носа. В июле 2016 года волонтеры собираются построить новый участок тропы в виде серпантина.

После Глинки проселочная, но вполне проезжая дорога идет по Святому Носу к Чивыркуйскому заливу. Площадь залива около 270 кв. км, больше этого только площадь Баргузинского залива. С севера на юг залив протянут почти на тридцать километров, в ширину — около десяти. Залив по большей части мелководный, в бухтах глубина в основном не больше пяти метров, поэтому воды его хорошо прогреваются в конце июля-начале августа до +19...+22 °С.

Первым поселением, которое открывается после проезда по перешейку, является село Монахово, где и начинается Чивыркуйский залив. Незадолго до Монахово — развилка. Та дорога, что уходит налево в гору — это в Курбулик.

Само село Монахово состоит из нескольких домов. С каждым годом берега залива возле Монахово зарастают илом. На протяжении 800 метров весь песчаный берег усыпан палатками и машинами, остановиться практически негде, это больше напоминает автостоянку, чем место для отдыха.

От палаточного городка идет тропинка на гору, это начало экологической тропы, проходящей по берегу Чивыркуйского залива до бухты Змеевой.

С горы открывается вид на Чивыркуйский залив с островами.

До двух других мест отдыха — удобных песчаных пляжей рядом с поселками Катунь и Курбулик — идет очень плохая глинистая лесная дорога с достаточно крутыми подъемами, которая в случае дождя становится непроходимой даже для полноприводных машин.

Многие отдыхающие (в их числе и мы) оставляют свои автомобили на охраняемой автостоянке в Монахово, пересаживаются на катера, практически всегда стоящие возле причала, и отправляются на отдых по своим маршрутам и любимым бухтам. Цена вопроса 6-10 тыс. на всю компанию и один-два часа пути (в зависимости от удаленности бухты), зато плюсов не перечесть — чистота, безлюдные пляжи, рыбалка и полное единение с природой! При доставке на место платится половина этой суммы, а в назначенный день и час катер приходит за вами в то место, где вас высадил, и вы отдаете ему деньги за обратный путь.

Бухта Безымянная (Чивыркуйский залив)

Чтобы попасть в бухту Безымянная, нужно проплыть Чивыркуйский залив поперек, то есть она находится не на Святом Носе, а на материке.

В бухте Безымянной мы отдыхали два раза, в 2010 и 2012 годах. Арендовали маленький катер в Монахово (желающих предоставить свои услуги предостаточно!) и тут же отправились в плавание.

Позади остается густонаселенная полоса палаточного городка, а впереди — открытое море!

Проплываем — это памятник природы, останавливаться на нем запрещено, правда, палатки мы на нем видели. Когда-то этот остров был одним из самых больших мест гнездования бакланов. Но в шестидесятых годах бакланов на Байкале почти не стало. Сейчас популяция возрождается, причем неимоверными темпами.

Час пути с восторженными фотосъемками, и вот катер уже привез нас к безлюдному берегу с песчаным пляжем. Оказалось, что дно залива слишком мелкое для катера, и вещи пришлось перевозить на лодках. Одна лодка у нас была, вторую дал хозяин катера.

Через два часа на берегу уже стоял лагерь!

Мы одни на всем побережье, разве это не счастье?

Вода теплая, в ней можно находиться сколько угодно!

Детям — раздолье и полная свобода!

Прямо у берега плавало множество рыбок сантиметров по 10. «Без рыбы не останемся», — подумали мы и начали ловить их на удочку. И не только поймали, но и сжарили на костре и с удовольствием съели!

Но потом, когда чуть в стороне от лагеря на удочки и закидушки стали ловиться огромные окуни, мелочь, плавающая под ногами во время купания, уже не казалось рыбой! Ее ловили только для наживки, причем на голый крючок!

Два дня подряд рыбаки приносили за день почти по полуторному ведру рыбы!

Мы приспособились жарить их на костре, не снимая чешую.

Это, оказывается, такой замечательный способ — рыба жарится в собственном соку, а потом, во время еды, чешуя снимается вместе со шкуркой и выбрасывается. Остается вкусная белая мякоть — просто объедение!!!

Два дня мы питались практически одной рыбой, а потом наелись досыта, и женщины заставили рыбаков «наступить на горло» своему рыбацкому азарту и ловить ровно столько, сколько можно было съесть.

На запах рыбы прилетало множество чаек, которые с удовольствием поглощали все рыбные отходы.

За песчаной полосой находились такие дремучие леса, что в них было страшно заходить. Не могу сказать, что это был реальный страх, но вот… как-то не хотелось. Прогулки мы совершали вдоль озера, один день — в одну сторону, второй день — в другую. Все побережье очень красивое, хотелось бесконечно фотографировать, чтобы надолго сохранить для себя всю эту красоту!

Весь берег был усыпан голыми, поседевшими от времени корягами, порой они имели очень экзотический вид и напоминали причудливые деревянные скульптуры.

Одну из коряг мы настолько полюбили, что привезли домой. Теперь Куня (такое имя мы ей дали) живет на нашей даче и очень нравится всем гостям.

C берега в Байкал стекали многочисленные ручейки, причем порой вода, не прокладывая себе определенного русла, текла прямо по траве.

Песчаный берег то покрывался многочисленными отпечатками наших ног, то от набежавшей волны снова становился девственно ровным и чистым.

Но на берегу рядом с лагерем встречались не только наши следы. Насколько мы поняли, это были следы некрупной рыси. Свежие следы появлялись не только ночью, но и в течение всего дня — казалось, что осторожное животное все время находится рядом, не спуская с нас глаз.

Очень хотелось увидеть нашу соседку, но кроме следов она никак себя не обнаруживала. В лагерь животное не заходило даже тогда, когда он был совсем пуст, и все продукты лежали открытыми.

По правую сторону от лагеря находился мыс Иркана. Всей компанией мы прогулялись до этого мыса, но на другую его сторону дошли только мы с Юрой, пришлось идти не по берегу, а по глухому, заваленному корягами лесу без тропы.

С вершины мыса залив имел совершенно изумрудный цвет, даже ради одного этого стоило пробираться через чащу, полную клещей.

Клещи — это отдельная история. На берегу их не было, но, оказалось, что леса просто кишат этими насекомыми! Когда мы шли по лесу, я на ходу десятками снимала их с Юры и при этом думала: «А сколько же этих тварей сидит на мне?» Мы буквально выбежали на берег, сняли с себя всю одежду, тщательно очистили от клещей, искупались в Байкале, и все обошлось «без жертв».

Мимо нашего лагеря время от времени пролетали стаи бакланов, они темной тучей появлялись на горизонте и, подчиняясь чьим-то неведомым приказам, летели куда-то в одном направлении.

Вечером, когда садилось солнце, дневная безмятежность засыпала, и отходить далеко от лагеря уже не хотелось.

Так уютно было сидеть у костра-камина, слушать плеск волн, приглушенные лесные звуки и чувствовать себя в полной безопасности.

Умом я понимаю, что чувство безопасности было неоправданным, но так не хотелось «накручивать» на себя какой-то страх. Если мыслить здраво, то изолированность этой бухты от внешнего мира имеет свои минусы — если что-то случится, то до прибытия катера отсюда выбраться невозможно: на резиновой лодке до Монахово не доплыть, а в пешей доступности ничего нет.

Бухта Крестовая (Чивыркуйский залив)

Бухту Крестовую мы посетили в 2014 году. Мы стояли лагерем в бухте Змеевой, а в Крестовую ходили, чтобы купить омуля и попариться в бане.

Мыс Курбулик, за которым находятся бухта Крестовая, покрыт гротами и каменными глыбами, отшлифованными Байкалом.

— это просторный песчаный пляж длиною почти 3 км.

Отдыхающих много, но лагеря стоят очень изолировано. Это большой плюс, с одной стороны, твоему отдыху никто не мешает, а с другой, ты не совсем одинок и при необходимости есть к кому обратиться за помощью.

В бухту втекает наиболее крупная река на полуострове — .

Многие отдыхающие ловят рыбу и сушат ее в самодельных сушилках.

Рядом с речкой Крестовской построен небольшой домик, в нем живут рыбаки, промышляющие ловлей омуля, у них можно купить эту вкусную рыбу за вполне приемлемую цену. Желающие могут попариться в баньке, ее нужно заказывать заранее и при этом самим следить, чтобы ее хорошо и вовремя протопили. С точки зрения настоящих парильщиков баня «никакая», единственное удовольствие — нырять в распаренном виде в Байкал. Но помыться в бане можно.

На побережье встречаются одинокие деревянные скульптуры.

Заканчивается бухта Крестовая небольшим мысом, у основания которого вытекает родник с вкусной питьевой водой. За мысом начинается бухта Змеевая.

Бухта Змеевая (Чивыркуйский залив)

(другое название — Змеиная) находится между бухтой Крестовой и мысом Горячинским. Бухта славится горячими источниками.

Мы отдыхали в этой бухте в июле 2014 года. Большой компанией в 8 человек арендовали катер с условием, что через 5 дней он заберет нас обратно, это стоило 10 тыc. на всех в обе стороны.

Катер проплывал вдоль берегов Святого Носа мимо красивейших мысов и бухт.

Через часа два мы приплыли в маленькую, защищенную от ветров бухту.

Видно, что совсем недавно это место покинули отдыхающие.

Наш лагерь был расположен очень удобно, перед нами залив, за нами — совершенно дикая тайга.

Рядом с лагерем жило целое семейство бурундуков, которые прямо на наших глазах «тырили» со стола хлеб и прочую пищу. Приходилось все продукты прятать в надежную тару.

С рыбалкой нам не очень везло, ловились только небольшие окуньки, да и тех было не много.

Приходилось докупать в бухте Крестовой свежевыловленного омуля, так что без рыбы мы не оставались.

Рядом с лагерем постоянно плавала толстая жирная чайка.

Она, видимо, была оставлена «на шухере», потому что когда мы начинали чистить рыбу, птица издавала громкие гортанные звуки, на которые прилетали десятки ее собратьев. Чайки накидывались на рыбу, дрались и громко ругались… мне всегда приходила в голову мысль: почему наша чайка зовет всю стаю и в результате сама остается голодной, вместо того, чтобы в одиночку насытиться рыбой? В этом, наверное, отличие птиц и животных от человека.

Прямо по берегу бухты проходит экологическая тропа на Змеевые источники.

Там, где тропа проходит по низменной местности, проложены деревянные дорожки, очень удобно.

представляет собой два деревянных сруба, в каждом из которых может одновременно поместиться четыре человека. Это один из наиболее горячих источников на Байкале. Температура воды — 38-45 °С. Используется для лечения радикулита и болезней опорно-двигательной системы. По составу вода в источнике близка к Пятигорским источникам.

Свое название источник получил из-за неядовитых полозов, которых иногда тут можно встретить.

К источникам постоянно приплывают экскурсионные катера с толпой отдыхающих.

При посещении источника нужно соблюдать правила приема горячих ванн. Продолжительность приема первой ванны не должна превышать 5 минут, последующих — 10-15 минут. После принятия ванн ни в коем случае нельзя сразу же купаться в Байкале. Туристов на источники приезжает много и порой нагрузка на ванны настолько велика, что вода в них не успевает обновляться. Лежать в таких ваннах, думаю, не очень приятно.

Некоторые из катеров проводят часть дня и ночь в бухте, видимо, в рамках круизов по Байкалу. Отдыхающие купаются прямо с катеров, вечером по воде стелятся звуки музыки и веселые разговоры, в общем, народ развлекается!

На Змеевых источниках есть плавучая база «Экотур» и плавучий магазинчик.

Мы предпочитаем принимать ванны в деревянном срубе, находящемся через гору от основных источников. Народ с катеров до этого места обычно не доходит, хотя через гору по лесу к ним идет лесенка и тропа.

Вода в этом источнике всегда чистая, и лежать в нем очень приятно!

Вечера в этой бухте были очень хороши. Солнце быстро садилось за мыс, ветер стихал, из-за Баргузинских гор медленно выплывала луна. Бурундуки ложились спать, им на смену приплывала ондатра, курсирующая каждый вечер по своим делам вдоль нашего берега.

Байкал засыпает…

Последнюю ночь перед отъездом весь наш лагерь практически не спал. Днем мы пошли в Крестовую бухту за омулем и обнаружили, что часть отдыхающих покинула бухту, а часть в спешке собирает вещи. Мы не поняли в чем дело — то ли надвигается шторм, то ли в стране случился какой-то переворот… Подошедший мужчина объяснил причину такой быстрой эвакуации. Дело в том, что поздно вечером к ним приходил медведь. Ни собака, которая пыталась его отогнать, ни громкие крики людей не смогли заставить мишку покинуть лагерь, он уходил на время и тут же возвращался. Все окрестные лагеря в эту ночь не спали, а на утро те, кто мог, поспешили покинуть это место. Напуганные этим рассказом, мы пошли в нашу бухту и (о, ужас!!) на тропе увидели медвежьи кучи… Весь вечер мы готовились дать мишке отпор, кто-то взял с собой в палатку кастрюлю с поварешкой, чтобы производить побольше шума, кто-то избавился от продуктов в предбаннике, чтобы не привлекать животное. К ночи даже самые смелые из нас поддались страху. Помню, что при малейшем шуме или треске я брала фонарик и зачем-то выходила из палатки проверить, не медведь ли это. Утром оказалось, что мои шаги еще больше пугали народ, хотя наиболее здравомыслящие понимали, что медведь с фонариком не ходит. В общем, никогда мы так не радовались приходу утра, как в этот день. Страх перед медведем и погода, которая начала портиться, делали расставание с нашей бухтой не таким уж грустным… Увидев издалека катер, женщины решают быстро искупаться на прощание.

Мы грузим на катер мешки с вещами и мусором и уплываем.

Вдруг среди тяжелых серых облаков появляется голубая улыбка… мы улыбаемся ей в ответ и обещаем обязательно вернуться.

В открытом заливе огромные волны, они захлестывают всю палубу, и мы радуемся, что тщательно упаковали свои вещи.

Чайки долго летят за катером, прощаясь с нами.

Заключение

Байкал — это не просто озеро. Постепенно к нему начинаешь относиться, как к живому существу, разговариваешь с ним, скучаешь при долгой разлуке, здороваешься при встрече и прощаешься при расставании.

Байкал разный… Каждый находит для себя свой Байкал, кто-то предпочитает Малое море и Ольхон, кому-то достаточно Култушной с Байкальским прибоем, кто-то выбирает Горячинск или Максимиху, кто-то, как мы, любит Святой Нос с его заливами. Конечно, есть еще более недоступный и еще более интересный Байкал, но эта история уже не для автомобильных путешествий.


Источник: http://travel.drom.ru/40188/


Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Как сделать осётра горячего копчения

Новое на сайте: